Рамблер.Финансы: «Разыскивается перестраховочная емкость»

24.08.2015

В России, как в Индии и Китае, может появиться Государственная перестраховочная компания с капиталом 71 млрд рублей. Западный рынок, где ранее перестраховывали большую часть рисков российские страховые компании, сильно сократился из-за санкций, и это решение выглядит обоснованным, считают эксперты. Если только не помешает свободной конкуренции.

В прошлом году, по данным ЦБ РФ, объем рынка коммерческого перестрахования в России составил 138,5 млрд рублей, из которых примерно 100 млрд рублей пришлось на западный рынок.  Но в этом году в связи с санкциями зарубежные страховщики все чаще отказывают в защите. Работать с зарубежными партнерами становится все труднее: снижаются темпы взаимодействия, западные компании тратят больше времени на перепроверку всех данных и стараются быть как можно осторожнее, отмечает заместитель генерального директора «Ингосстрах» Илья Соломатин. Подобные тенденции, по его словам, будут усугубляться до тех пор, пока не завершится текущий макроэкономический и геополитический цикл.

Сегодня у российских страховщиков возникают трудности с размещением за рубежом рисков по военным грузам, воздушным и морским судам, урожаю сельхозкультур, ответственности туроператоров и перевозчиков — частично данные риски остаются в РФ. «Застраховать  можно все, но ситуация упирается в невозможность предоставить защиту на полный размер страховой стоимости объекта страхования. И некоторым клиентам страховщики вынуждены предлагать лимитированное покрытие», — объясняет руководитель департамента перестрахования «Росгосстрах» Андрей Шейн.

Главная же проблема — перестрахование санкционных рисков.  «В связи с тем, что список санкционных организаций растет, страховщик может попасть в ситуацию, когда на страхование он принимает несанкционный риск и перестраховывает его на западе, а через какое-то время риск становится санкционным и западный перестраховщик отказывает в возмещении», — говорит генеральный директор страхового общества «Помощь» Александр Локтаев. По его словам, в текущей ситуации российским страховщикам приходится все чаще общаться за помощью к альтернативным рынкам — Китай, Индия, СНГ и пр. Но и здесь защиту можно получить только при наличии широко известного западного перестраховочного лидера. При этом  емкость того же Китая, по словам г-на Соломатина, перекрывает не более 1/3 текущих потребностей российского рынка.

Решение ЦБ РФ создать Государственную перестраховочную компанию (ГПК), принятое в конце июня, в этой связи выглядит обоснованным. Предполагается, что она будет обслуживать госкомпании, находящиеся в санкционном списке Запада, а ее капитал составит 71 млрд рублей. Эта оценка появилась после анализа перестраховочной защиты по рискам объектов, находящихся в санкционном списке, и страховых договоров госкомпаний, по которым строится защита их рисков.

Государственные перестраховщики достаточно успешно работают в таких странах, как Индия, Корея, Китай, Малайзия. Из ближайших соседей такая компания есть в Беларуси. При этом в стране существует закрепленное законодательством требование об обязательной передаче ей части риска. Во Франции сразу после Второй мировой войны был создан госперестраховщик, чья роль во многом была связана с организацией перестрахования среди нескольких десятков страховщиков, национализированных государством, рассказывает Андрей Шейн. В дальнейшем компания в основном работала с так называемыми специальными рисками, для которых получала государственные гарантии: ядерные риски, риски природных катастроф, космические, террористические риски.

Таким образом, создание крупного национального перестраховщика отвечает мировой практике, но вопрос в стратегии и модели развития. Рыночная модель станет цивилизованным шагом для удержания части премий внутри страны или привлечения премий извне, тогда как обязательное размещение рисков в ГПК участники воспримут негативно, отмечает Светлана Бородина, директор департамента имущественного страхования и перестрахования «Либерти Страхование». «Мы категорически против создания такого игрока, который директивно отъест часть с трудом получаемого бизнеса, никакой поддержки идея создания такой компании не получит со стороны участников рынка», — заявляет президент Всероссийского союза страховщиков Игорь Юргенс.

Конечно, если госкомпания  возьмёт на себя санкционные риски, а также риски ответственности туроператоров и застройщиков, в перестраховании которых тоже есть сложности,  это существенно облегчит финансовую нагрузку на страховщиков. С другой стороны, госперестраховщик может выдвинуть такие требования к перестрахованию, что брать какие-то риски на страхование станет невозможно, размышляет г-н Локтаев. В этом случае страховой тариф окажется ниже перестраховочного, и небольшим страховым компаниям будет невозможно работать, произойдет перераспределение рынка в пользу крупных игроков.

Страховое сообщество уже давно занимается поисками альтернативных перестраховочных емкостей, говорит г-н Юргенс. В частности, ВСС рассчитывает на активизацию использования возможностей перестраховочного рынка стран БРИКС.  Наиболее жизнеспособная и коммерчески эффективная форма, по мнению президента союза, — создание SPV-компаний (Special Purpose Vehicle — SPV), которые позволят в равной степени учесть интересы всех стран-участниц и снизят излишний отток перестраховочной премии в сторону стратегических конкурентов ЕАЭС и БРИКС.
 
Кроме того, одной из возможных альтернатив ГПК является механизм госгарантий, обращает внимание г-н Соломатин. Такая практика существует, например, в Японии, где госгарантии покрывают риски землетрясений. В тоже время, капитала в 71 млрд рублей, по мнению г-на Соломатина, не хватит, чтобы ГПК стала полноценной альтернативой западному перестраховочному рынку. Емкость такой компании должна быть сопоставимой с емкостью ведущих мировых перестраховщиков и составлять миллиарды долларов. Да и перекладывать все риски на одну компанию и держать их в пределах одной страны опасно, считает он.